«Подарок храброму защитнику Родины»

12 мая

Скупая надпись золотом на чёрном фоне потёртого портсигара: «Ивану Николаевичу Тельнову. Храброму защитнику Родины от худ. Блохина В.А. Москва. 1943 г.». А на лицевой стороне миниатюрной коробочки, контрастом, – тройка лошадей, погоняемых возницей и несущая кошеву с влюблённой парочкой в заснеженную даль. На миниатюре – буйство жёлто-красно-зелёных и охристых красок! И тайна… Кто такой художник В.А. Блохин? Как это миниатюрное многоцветье попало в руки храброго воина Великой Отечественной войны? Ясно, что портсигар – это подарок, но по какому поводу? И кому?

Впрочем, на вопрос «кому?» мы можем ответить вполне определённо. Речь идёт об Иване Николаевиче Тельнове, который на второй день войны, 23 июня 1941 года был призван в Красную Армию Чаинским райвоенкоматом Нарымского округа (в селе Подгорном осталась его жене – Анна Николаевна и дочь Светлана). А с декабря того же года уже воевал в составе 1-й стрелковой роты 3-го отдельного лыжного батальона 44-й отдельной лыжной бригады в качестве ротного политрука (заместителя командира роты по политической части). Воевал храбро, за спины солдат не прятался.

Бывалые фронтовики говорили: «На передовой командир батальона в среднем живёт месяц, командир роты – неделю, командир взвода – 3 дня, а рядовой – одно наступление». Затем – либо смерть, либо – госпиталь. Знал ли эту статистику И.Н. Тельнов? Наверное. Но надеялся, как и многие, что беда обойдёт солдата стороной. А без надежды – как воевать? И выжить?

Но 14 декабря 1942 года вражеская пуля всё же настигла и нашего героя. Нам поведал об этом наградной лист, хранящийся ныне в Центральном архиве Министерства обороны РФ. Вот выписка из наградного листа, в котором кратко и конкретно излагается личный боевой подвиг солдата:

«13 декабря 1942 г. Стрелковая рота, политическим руководителем которой был тов. Тельнов, вклинилась в немецкую оборону и заняла населённый пункт Поповка, предместье г. Великие Луки.

14 декабря немецкие войска перешли в наступление, командир роты был убит, тов. Тельнов взял на себя командование ротой. Рота под командованием т. Тельнова отбила три крупные атаки немцев.

На один из взводов роты, укрепи[вшийся] на одной из высот, немцы повели очередное наступление, т. Тельнов, видя нависшую опасность над взводом, где оставалось [в живых] несколько красноармейцев, ещё могущих вести бой, решил с ними быть до конца [и], перебегая через небольшую лощину, отделяющую взвод от других бойцов роты, т. Тельнов столкнулся с отделением немецких автоматчиков, пробиравшихся по лощине в тыл роты. Тельнов в рукопашной схватке уничтожил семь немецких солдат, но восьмой немецкий солдат тяжело ранил т. Тельнова; фашистская пуля вонзилась в левый висок с вылетом в правый глаз; тов. Тельнов [у]пал, теряя зрение на оба глаза; ценой полной потери зрения, …попытка немцев нанести удар с тыла была сорвана, а оставшиеся в живых группа бойцов отбила последнюю немецкую атаку; рубеж был защищён».

Спас от верной гибели Ивана Николаевича его связной, вынесший командира с поля боя. Ну, а затем – госпиталь. А после него – возвращение домой, в село Подгорное.

День Победы кавалер орденов Красной Звезды и Отечественной войны I степени, инвалид I группы И.Н. Тельнов встретил дома, в селе Подгорном. Руки не опустил. Был принят на работу в Чаинский райком ВКП(б) и проработал в райкоме 26 лет, до ноября 1969 года. Более того, будучи слепым, закончил с отличием 2-х годичную областную Партийную школу.

Профессиональную работу Иван Николаевич сочетал с активной общественной жизнью. В военное  время он выезжал на поля колхозников, и поднимал  их своими призывами  на нелёгкий труд во имя Победы. В послевоенное время  занимался активным воспитанием подростков, организовывая встречи с ветеранами  Великой Отечественной войны. Участвовал и в организации музея сельского музея – сегодняшнего Музея кулайской культуры. И подарил музею свой уникальный портсигар – память о войне.     

Что же касается портсигара, то легенда его, история его происхождения, порождает множество вопросов. Один из них – имя художника. Музейные сотрудники делали неоднократные попытки направить запросы в адрес своих коллег-музейщиков. Пока ответы неутешительны: коллеги из Палеха определённо утверждают, что лаковая миниатюра на портсигаре – определённо не палехская. И к федоскинскому стилю росписи не относится. Может быть – холуйские мастера делали что-то подобное?  Как знать…

Внешняя и внутренняя стороны портсигара

Что же касается имени художника, то оно, это имя, пока нам тоже неведомо. Мы выяснили, что Блохоны – знатная династия художников из Палеха. Может быть, наш мастер из этой династии?

Впрочем, зачем гадать? Музейные работники пытаются восстановить легенду портсигара, который был подарен слепому фронтовику, видимо, во время нахождения того в госпитале.   

А пока… этот уникальный предмет можно  увидеть на выставке, развёрнутой в Музее кулайской культуры. Выставка работает до конца мая.

Поделиться