Чудак Павел Дубовик, художник-самородок из Подгорного

27 марта

Художник-самородок из Подгорного

«Он не был крупномасштабной, видной фигурой в нашем районе, жил тихо, скромно, слывя среди знакомых большим чудаком, романтиком-фантазёром», – так писали о Павле Дубовике районные газеты.

Будучи по профессии поваром (техником-технологом общественного питания), Павел Филиппович всё свободное время посвящал рисованию картин. 

«Художник-самородок» – так называют его односельчане. «Он не был крупномасштабной, видной фигурой в нашем районе, жил тихо, скромно, слывя среди знакомых большим чудаком, романтиком-фантазёром», – так писали о нём районные газеты.

Павел Филиппович Дубовик – непрофессиональный художник из села Подгорного Чаинского района. По профессии Павел Филиппович был поваром (техником-технологом общественного питания), всю жизнь держал подсобное хозяйство.

Об отце вспоминает одна из его дочерей: «Отец отменно пёк блины! Всякий раз в студенческие годы, приезжая домой на каникулы, я заказывала ему на завтрак: «Батя, напеки блинов!». Широко молча улыбнётся и чуть свет затопит печь, будя всех домашних ароматом своих фирменных блинов. В детстве любил кормить нас своими кашами и пюре, натирал на тёрке морковь, пересыпал сахаром и потчевал, рассказывая о полезности блюда. Все любили отцовский варенец и молочный кисель, а вот борщи варила только мама. Нелегко ей был – творческие люди в быту нередко не приспособлены. Зато у нас дома всегда было интересно».

Нестандартность личности Дубовика заключалась в том, что природа наградила его самобытным даром художника.

В минуты и часы свободного от быта времени он тратил на рисование картин. У него была и своя творческая мастерская в отдельной избушке рядом с жилым домом в с. Подгорное. Там он рисовал свои сочные, «сарьяновские» картины, воспевая в них природу сибирской земли.

Его творения трудно описать словами, их надо смотреть! Они неповторимы, они нарушают все каноны традиционной живописи. Отличаются выразительностью, сочностью и невероятным сочетанием красок.

В Томске «по инициативе сотрудников картинной галереи персональная выставка П.Ф. Дубовика в Томском областном художественном музее имела большой успех. Для самого автора это признание какой-то значительной роли не играло. Он напрочь был лишён эгоизма, честолюбия и прагматизма. Его чистая, светлая душа излучала добро, жизненный оптимизм. Он мог часами увлечённо рассказывать о замеченных цепким глазом художника красотах в нашей скупой сибирской природе. Так жить и творить мог только он. В суете и сумятице нынешней действительности такие личности – исключительная редкость», – писал П. Юрин.

Из воспоминаний дочери Дубовика:

«Прилёт зимой первых снегирей был в нашей семье самым настоящим событием! Они появлялись всегда под сиренью, их было хорошо видно в кухонное окно. Отец радостно созывал всю семью полюбоваться этими красногрудыми красавцами, а сам уже делал наброски. Я до сих пор всё с тем же детским восторгом встречаю их прилёт, глядя теперь уже из своего кухонного окна. Это стало непреложной традицией. В эти мгновения всякий раз вспоминаешь отца, его искрящиеся глаза и неподдельную радость. А ещё мы ждали прилёта скворцов, вместе наблюдали, как они заселяют свои домики- скворечники, хлопочут, кормят птенцов…"

Художник был очень щедр. И во многих домах жителей села висят его картины. Он просто дарил свои «красочные шедевры» всем, кто мог восхищаться его талантом.

Никто не знает и пытается установить цену их художественной ценности: «бессеребренник, абсолютно лишённый чувства «бизнеса».

В Музее кулайской культуры (отделе Томского областного краеведческого музея в с. Подгорное) хранятся эти уникальные душевные работы, которые были переданы родными на хранение после трагической гибели художника.

Более подробно с материалами и документами вы можете ознакомиться в научном архиве ТОКМ и Музее кулайской культуры.

Подготовила заведующая научным архивом Томского областного краеведческого музея
Тимофеева Ольга Юрьевна
24 марта 2020 года.

 

Поделиться